Get Adobe Flash player

Опыт истории

Опыт истории показывает, что более или менее проч­ное привитие идей буржуазной идеологии представителям угнетенных классов при всей изощренности форм, средств и методов обработки личного состава — дело весьма труд­ное. Вот почему идеологией солдата, группы в буржуаз­ной армии очень часто является аполитичность, отсутст­вие сколько-нибудь устойчивых личных взглядов. Амери­канский солдат Дж. Кэри в этой связи замечает: «У сред­него американского солдата нет отчетливого представле­ния об этой (во Вьетнаме. — Авт.) войне.

Он участвует в ней, не руководствуясь никакой идеологией». Аполи­тичность делает солдата более подверженным влиянию руководства, слепому повиновению командиру, религиоз­ности. И это расценивается в империалистических армиях как благоприятный показатель морального состояния лич­ного состава.

Аполитичность личного состава в идейном плане обыч­но сопровождается его своеобразной психологией. В импе­риалистических армиях всемерно поощряется и развивает­ся дух наживы. Причем военные психологи представляют это направление не как выгодное господствующему клас­су, а как развитие естества человека. Так, С. Маршалл утверждает, что человек по своей природе собственник и, следовательно, материальные возможности войны и служ­бы являются для него стимулом. На основе этого во мно­гих странах строится практика подбора кадров. В США, например, набор рекрутов сопровождается рекламой выгод военной службы; разработаны и внедрены различные си­стемы материального поощрения личного состава за уча­стие в боях и т. д. Естественно, что для психологии солда­та буржуазной армии становится обычным отношение к войне как к источнику наживы. Обогащение за счет мирного населения, убитых и военнопленных в представ­лении солдата империалистической армии — это не гра­беж, не мародерство, а обычное, естественное дело — бизнес.

33 городская больница Москва