Get Adobe Flash player

Службы наемно­го убийцы

Один и тот же офицер, одно и то же задание, один и тот же результат вызывает у людей разные оценки, часто взаимоисключающие. Столь же разнородны и переживае­мые членами подобной группы чувства, настроения, ис­пытываемые нужды и проявляемые интересы. В этих ус­ловиях группа — не коллектив, а механическое соедине­ние разных по своим социальным и психологическим качествам людей, несколько нивелированных в правах и обязанностях и поэтому порой теряющих выраженность своих классовых позиций. На базе этой временной бесприн­ципности, поддерживаемой всеми средствми идеологиче­ского воздействия, и создается суррогат сплоченности, ко­торая утрачивается в условиях реальной опасности, по мере нарастания трудностей и идиотизма службы наемно­го убийцы. И тогда на смену аффектированной бодрости или театрализованного сентиментализма приходит взаим­ная раздраженность, неприязнь и, наконец, ненависть. По­добный процесс довольно реалистично показан в кино­фильмах «Эскадрилья «Летучая мышь», «Лисы Аляски».

Буржуазные военные психологи, как и в других воп­росах, конечно, замалчивают социальную природу и идей­ную сущность психологии коллектива. Они рассматрива­ют коллектив как простую общность, соприсутствие лю­дей, каждый из которых обладает особой психикой. И что­бы не говорить о главном, от чего зависит сплоченность коллектива, о классовых позициях и идейных взглядах людей, но практически их обозначить и на них влиять, военные психологи отыскивают нейтральное понятие. Та­кое рабочее понятие — «дух товарищества» — является не только обозначением реального, важного сплачивающего начала, но и целой программы соответствующих меропри­ятий, которые проводятся в войсках с целью овладения психологией групп, влияния на нее в нужном направ­лении.