Get Adobe Flash player

Снисходительность отдельных офицеров

Снисходительность отдельных офицеров проявляется в попустительстве, в отступлении от уставного порядка об­ращения, в терпимости и всепрощении недостатков так называемых «незаменимых» активистов, спортсменов, «та­лантов» самодеятельности. Оберегая ложное самолюбие избранных, они тем самым способствуют накапливанию недостатков и ошибок в поведении этих людей, что неред­ко приводит их к грубым нарушениям воинской дисцип­лины. Доброжелательность же не исключает, а предпола­гает высокую требовательность к каждому воину.

В не меньшей мере, чем снисходительность, в отноше­нии начальника к подчиненным нетерпимо высокомерие, которое может проявляться в различных формах — от рав­нодушия к человеческим стремлениям и нуждам до пре­небрежения или презрения. Внешне это обычно выражает­ся в манере и тоне разговора с ними, в подчеркивании своего служебного, а иногда и личностного превосходства, в обособлении и создании для себя особых привилегий в вопросах быта. Такие явления встречаются у нас очень редко и объясняются наличием эгоистических и индиви­дуалистических черт в характере отдельных командиров и начальников, в преувеличенной оценке значимости своей личности.

Подобное отношение к людям резко осуждал В. И. Ле­нин, который говорил: «Есть ценный военный опыт: ге­роизм, исполнительность и проч. Есть худое в опыте худ­ших элементов из военных: бюрократизм, чванство» *.

Высокомерие, как правило, выливается в грубость и нетактичность. Грубость к подчиненным типична для офи­цера буржуазных армий, где она порождается объектив­ными условиями. По словам А. Бебеля, отличительная осо­бенность буржуазного офицера состоит «в раболепстве по отношению к высшим, в высокомерии и грубости по отношению к низшим» . В условиях нашего общества, где давно ликвидированы объективные причины, порождаю­щие грубость, ее проявление единично и объясняется при­чинами субъективного характера.

Грубое отношение к людям является следствием недо­статочной психолого-педагогической подготовленности от­дельных офицеров, сержантов, старшин, прапорщиков и мичманов. Такие начальники зачастую отождествляют по­нятия «грубость» и «строгость». Но грубость не имеет ни­чего общего со строгостью. Начальник, допустивший гру­бость к подчиненным, ослабляет свои позиции руководи­теля, так как, нарушая устав, он в известной степени ут­рачивает моральное право по всей строгости спросить с подчиненного.